sibir79 (sibir79) wrote,
sibir79
sibir79

Categories:

Священное место коренных народов Севера в Салехарде ч.2

Предыдущая часть - http://sibir79.livejournal.com/118574.html

Священное место Ангальский мыс, расположено как вы уже поняли  на мысу образованном при слиянии рек Обь и Полуй, правого притока Оби. Правобережье Полуя представляет собой так называемую Полуйскую возвышенность. Первоначально считалось что  Большой Ангальский мыс начинается от устья Полуя и состоит из трех сопок, расположенных на протяжении 8 верст до впадения в Обь.


clip_image002

Ангальский мыс. Вид с северо-востока

clip_image002[11]

Место проведения обрядов в 1999 г. на священном месте

Ширина Ангальского мыса – около 2 км. Он представляет достаточно возвышенный участок по сравнению с территорией, расположенной южнее от него. Перепады высоты составляют до 30 м. Самая высокая точка составляет 93 м. Его особенностью является то, что он выдается примерно на 0,5 км на запад в р.Полуй. Растительность мыса представляет лиственничные, местами с елью, березой, лишайниковые редколесья с участками кустарниковых тундр. Ручей разрезает мыс примерно на две равные половины, протекая с востока на запад и впадая в р.Полуй. Длина ручья составляет около 1,5 км. По обоим берегам ручья - густые заросли тальника.

clip_image002[6]

Одна из возвышенностей в центральной части святилища. Вид с северо-запада

В старину Ангальский мыс называли Лангальским. Это название присутствует на карте Обдорского района 1928 г. [ГАЯНАО. Ф.2. Оп.1. Д.313]. По одной из версий название мыса происходит от наименования ручья - Ангальский. Хантыйские название мыса «Ёмынг нёл» (Священный мыс) и «Лонгхавыт нёл» (Мыс деревянных идолов). Коми-ижемцы называли мыс «Греха нырд» (Греховный мыс). Ненцы – «Хэхэ я» (Священное место) и «Пя сядэй саля» (Мыс деревянных идолов). Согласно еще одной версии представителей северных ханты, название Ангальский мыс переводится как «Столбовой мыс» от хантыйского слова «ангал» (столб). Его происхождение связывается с тем, что когда-то давно на мысу стоял идол в виде столба. Заслуживает внимание также версия, что Ангальский мыс – это видоизмененное русское слово «ангельский», представляющее перевод хантыйского варианта «Лонгхавыт», т.е. Мыс духов. В настоящее время Ангальский мыс локализуют к северо-западу от черты застройки г. Салехарда.

clip_image002[9]

Шкура жертвенного оленя

Достоверные и подробные описания культовой практики, связанной с почитанием Ангальского мыса и самого места в этнографической литературе присутствует только в нескольких работах конца XIX – начала XX в. В большинстве работ миссионеров, краеведов, исследователей содержится либо общая характеристика обрядов, связанных с почитанием священных мест, либо приводятся недостоверные данные, к тому же, как правило, нет точной географической привязки места.

Общее описание культового места вблизи Обдорска, показывающее характерные черты подобных объектов поклонения, дается в работе М.А. Кастрена: «Дело в том, что остяки не любят показывать своих кумиров чужим людям и потому устраивают кумирни в отдаленных, никем не посещаемых местах — предосторожность необходима уже и потому, что в кумирнях хранятся значительные приношения деньгами и мехами, похищение которых чуждые идолопоклонства соседи нисколько не почитают святотатством. Не знаю, много ли у остяков таких кумирней, но, ехавши в Обдорск, раз я попал совершенно неожиданно в общество остяцких богов, стоявших под густой сенью лиственниц. Все они были голы и ничем не отличались от самоедских «сядеев». Остяки называли их йильян (Jiljan), в отличие от всех других кумиров, называемых общим именем «лонг» и соответствующих самоедским «хахе» (Hahe). Вышеупомянутые йильяны были весьма различной величины: самые большие не превышали и полтора локтя, а самые малые едва ли имели и половину этой вышины. Я видел тут же множество оленьих шкур и рогов, развешанных по окружающим деревьям, и притом так, что все они находились перед глазами кумиров. Невдалеке был стан бедного остяцкого рода, для которого эта роща была общественным святилищем».

В рапорте священника, миссионера Обдорской миссии, П. Попова архиепископу Варлааму дается описание жертвоприношений обдорских «инородцев». Вероятно, при составлении документа он обобщил все известные ему случаи жертвоприношений и сделал их классификацию: «Кровавыя жертвы инородцев остяков и самоедов состоят из приношений оленей, рыбы и лошади, которая почитается самою приятною для идолов собственно потому, что будто бы она заменяет человека приносимого в древности на жертву идолам. Олени приносятся в жертву иногда в один раз по семь и седми семиков в следующем виде: на шею приносимого в надеваются петля тынзяна-аркана, за концы которого с двух противоположных сторон ухватясь по нескольку человек, с криком остервенения безжалостно задушают его, к павшему подбегает шаман и с криком «гай-гай» вонзает в сердце и тотчас снимает шкуру со всеми принадлежностями – рогами и копытами, грудину и часть лучшего мяса, облитых теплою кровию, подставляет под идол для того, чтобы паром насытить его, намазывает его кровию, и затем остывшее мясо пожирается с кровию всеми находящимися, часть же съедают вареною, а остатки оного и прочие шкуры поступают в собственность шамана. Подобным образом, только с большим изуверством, приносится в жертву лошадь, ее голову, поднятую вверх, привязывают к дереву и удавляют самым варварским образом, когда одни с бешеным криком петлею душат ее, в то же время по примеру шамана другие наносят ей зверские раны ножами, стрелами, острыми спицами при ударах палками, лишь только изнеможенная повиснит, тогда тотчас снимается с нее шкура и развешивается на посвященное идолу дерево, мясо, облитое кровью, перед идолом и несколько остывшее съедается с кровию всеми при том находящимися и даже частию отвозится к отсутсвующим, кои по болезни или другим причинам на месте жертвоприношения быть не могли. Обряд приношения в жертву рыбы более прост и скромен. Отобравши самолучшую рыбу, приносят ее к идолу и там отделяют ножами мясо от костей так, чтобы ни кость, ни жилы не были перерезаны, на траве подносят облитое кровию идолу, в затем пожирают оное сами частию в сыром виде, а частию в сваренном на месте жертвоприношения. Приношения жертв большею частию совершаются под руководством шаманов, но в случае отсутствия его, и заудаленностию, жертвы, по случаю здешних событий, приносятся старшим членом семейства».

clip_image002[14]

Обряд на святилище

Одно из самых подробных описаний священного места, расположенного на Ангальском мысу составлено К.Носиловым, посетившим Обдорск летом 1893 г. Он сообщает, что оно располагалось на расстоянии 5 верст от Обдорска, на выдающемся мысу на реке Оби, где опасно плавание. В конце XIX в. оно уже было разграблено: «самого шайтана там не существует уже давно, он куда-то перенесен, как скрыты и те богатства, которые накопляются от жертвований деньгами, так как со стороны зырян и русских были уже не раз попытки ограбить это старинное капище шайтанов». «В лесу, возле громадной ели, среди непроходимой чащи, там стоит деревянный большой идол, около которого валяются целые вороха костей оленя, головни от костров, по ветвям деревьев развешаны черепа, рога того же животного и другие предметы добровольных приношений в виде истлевших шкурок зверей, кусков вещей их холста и ситцев. Кругом ели были разбросаны массы оленьих черепов, рогов и углей, что свидетельствовало о многочисленных жертвах на этом месте инородцев как в старое время, так и в современное моему проезду через эту местность». В частности, он отметил всеобщий характер памятника, которому остяки и самоеды перед началом каслания или сезона рыбной ловли ежегодно приносили в жертву оленя.

По сообщениям П.Е.Хатанзеева, священное место располагалось на Ангальском мысе в 7 км к западу от г.Салехарда. Им описана и обрядовая практика: «Здесь на мысу стояла большая ветвистая ель, тут ханты совершали жертвоприношения. Приносили в дар «Лонгхавыт нёл икля» (Старику мыса идолов) оленя, которого тут же закалывали и ели в сыром и варенном виде. В честь жертвоприношения «Старику мыса идолов» делали из обрубка дерева нового идола, лица которого обмажут кровью в знак того, что он также принимал участие в трапезе. Шкура оленя вешалась на сучья ели и конечно местные жители, узнав о совершении жертвы на следующий день шкуру с елки похищали. Ханты, проезжая водным путем мимо Ангальского мыса, бросали в воду деньги (звонкую монету в размере 10,15, 20 копеек), при этом просили «Старика мыса идолов», чтобы он не задержал бы их во время переезда, а разрешил бы им благополучно проехать на другую сторону великой матушки Оби. По примеру ханты многие коми-ижемцы и даже некоторые русские промышленники совершали этот обряд (т.е. бросали деньги в воду), просили также чтобы им благополучно переехать на другой берег Оби и удачного промысла на рыбной ловле».

Таким образом, священное место находится в районе постоянного проживания и хозяйственной деятельности хантов, как раз на одном из самых используемых речных маршрутов по р.Оби. Ниже и выше этого места располагались многочисленные рыболовные промыслы населения, проживающего на современных территориях Шурышкарского и юга Приуральского районов Ямало-Ненецкого автономного округа. Описание обрядовой практики свидетельствует о связи места с рыболовным промыслом прежде всего. Священное место расположено на достаточно приметном месте – на высоком, выдающемся речном мысе. Кроме того, сакральный статус приобрела прилегающая территория, а именно три сопки, расположенные друг за другом, к югу от самого мыса. Существует необходимость соблюдения половых ограничений на посещение этого места, т.е. его посещать могли только мужчины. Здесь никто из ханты никогда не жил и не занимался какими-либо промыслами. Часто жертвоприношения приносились только на воде, не сходя на берег.

В настоящее время, священное место считается действующим, так например в 1992, 1994, 1999 и 2008 гг, при участии департамента коренных малочисленных народов Севера, на территории Ангальского мыса проходили 4 окружных фестиваля коренных народов Севера. В 1999 г., в рамках фестиваля, было организовано кровное жертвоприношение. Шкура жертвенного животного до сих пор висит на специально срубленном для этой цели дереве, нижний конец ствола которого заострен. В 2008 г. приносили бескровную жертву. Вместе с тем, следует отметить, что фестивали проводились за пределами границ сакральной территории. Это связано с необходимостью соблюдения определенных правил поведения в подобных местах, в том числе запрет его посещения женщинами.

Однако атрибуты, носящие сакральный характер, принесения жертвы  на самом мысе, и возвышенностях отсутствуют. Сакральность этой территории сама по себе служит главным мотивом ограничения на ее посещение. На сегодняшний день, несмотря на отсутствие ярко выраженных признаков священного места (скопления рогов и черепов оленей, различных приношений), сохраняется один из главнейших, а именно преставление о ее сакральности и необходимость соблюдения связанных с ней ограничений. По-прежнему соблюдаются обряды «Старику мыса идолов» среди коренного населения, живущего по берегам Оби, занимающегося рыбным промыслом и выезжающих на рыбалку в низовья. При прохождении на лодке мимо выдающегося мыса как и раньше в воду бросают монеты и другую жертву (пищу), женщины отворачиваются.


Использованы материалы из архива службы по охране и использованию объектов культурного наследия ЯНАО.

Продолжение следует

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments